Гостевая: Кара теке, иллюстрированный рассказ часть 1

  • Автор: Aly
  • Опубликовано: 10 ноября 2014, 09:54
  • Рассказ основанный на реальной истории с элементами выживания))). правда не публикуется видимо длинный…

    Друг — это одна душа, живущая в двух телах.
    ( Аристотель)


    Солнце отражаясь в снежной пыли горных склонов ослепляло глаза и обжигало не защищенную кожу лица. Выкарабкавшись на каменный уступ Баглан оказался под прицелом энергетического заряда целой звезды. Немного осмотревшись, приложил лейку к глазам и убедившись, что козерогов рядом нет, снял с плеч рюкзак. Подъем дался не просто, губы высохли и готовы растрескаться как скорлупа арахиса, хотелось пить.



    Устроившись поудобнее на плоском, прогретом камне, охотник вытащил Ray-Ban спортивного дизайна и бутылку холодного чая. Сладкий и прохладный он снял внутренний перегрев, дав восстановиться организму.
    -куда же ты делся? Задал он вопрос, на который заранее знал ответ.
    Достал из внешнего кармана своей охотничьей куртки маленький фотоаппарат и начал просматривать сделанные несколько дней до этого фотографии. Найдя нужный снимок, он стянул флисовую шапку с головы и положил в нее камеру. Затем, нырнув в шапку лицом, ограничив таким образом, свет засвечивающий экран монитора, принялся разглядывать маленькие фигурки козерогов. Снятая группа была довольно большой, голов 50, в это время маленькие популяции тэков уже сбиваются в табуны, ближе к середине ноября у козерогов гон, на который приходят супер самцы, черные как черти из преисподней — кара теке. Именно его рассматривал Баглан на маленьком экране.

    — ц, ц, ц, ц, покачав головой, не громко процокал охотник, эта привычка досталась ему от деда, когда надо было что одобрить без слов. От аташки ему передалась и неуемная страсть к охоте. Дед знаменитый в области герой войны, даже потеряв на фронте одну руку до локтя, не оставил охоты и в преклонные годы, уже далеко за семьдесят зажимая пару патронов в зубах и фиксируя двустволку под мышкой, спокойно перезаряжал оружие без чужой помощи, метко стреляя по фазанам в зарослях облепихи вдоль реки у поселка, опирая двустволку на обрубленную войной культю. Это ружье, стало первым у Баглана.



    В 96лет будучи в полном здравии, дед попросил маму обзвонить всех детей, которых судьба и советская власть раскидала от Дальнего Востока, до Молдавии.
    дочка, собери сестер и братьев, пусть все приедут побыстрее, время мое подходит, мама конечно засопротивлялась. Дед и в правду отличался отменным здоровьем, высокий статный, не по годам подтянутый. Шутка ли прошел все войны, вырастил и воспитал восьмерых, шестерых родила бабушка, которая без малого была его младше на 25 лет, двое приемных… Но он сказал, так что и не поспоришь,
    дочка, я уже столько прожил, поверь мне, я знаю.

    Родня собралась на родине чуть больше, чем за неделю, многих из своих родственников Баглан вообще видел в первые. Особенно ему понравился старший из дядьев, настоящий Кажымукан (знаменитый казахский борец), как сказала мама хулиган и непоседа искал себя в спорте, но после недолгой спортивной карьеры уехал на дальний восток, где стал охотником промысловиком. В первый же день он собрал всех братьев и племянников и объявил о срочной необходимости выдвинуться на охоту в горы, по которым он за двадцать лет сильно соскучился, молодежь конечно не пустили, но дядьки поддержали старшего, благо охотиться можно было из огорода. Село стоит в глубоком ущелье в центре Заилийского Алатау и всегда было богато зверем.



    Вернувшись в родительский дом на следующий день братья притащили три рюкзака мяса добытого марала, правда на младших было жалко смотреть, давно они уже не охотились. Через несколько дней у деда отказали ноги и теперь у его кровати постоянно кто нибудь сидел на стульях, слушая его рассказы об интересной долгой жизни. С внуками, он много говорил об охоте, каждый раз пересказывая историю про добытого когда то в Сибири медведя, шкура которого украшала кабинет и была знакома каждому из семьи. Погружаясь в мир его рассказов внуки невольно представляли себя на месте своего сильного деда, переживая и созерцая дух тех приключений которые ему суждено было пропустить через свою жизнь.



    Он много говорил об охоте и охотниках, о том что жизнь всего живого дарована свыше и настоящий охотник не возьмет больше чем нужно и не оставит мучится, раненное неточным выстрелом животное. Но отдельное место в его рассказах занимали горы, лишившись руки, после войны дед уже не мог как прежде в молодые годы не оглядываясь на последствия охотиться в горах, горы требуют уважения и ошибок не прощают, поэтому эти рассказы были из далеких тридцатых, он увлеченно рассказывал об охоте на сибирских козерогов в горах Казахстана и конечно о самом завидном для охотника трофеем — кара теке. Эти самцы сибирского козерога в глубокой старости приобретают темно коричневый, почти черный цвет, редкие особи имеют седую спину, таких старики называют алабель. Именно такой козерог стоял на вершине горного уступа два дня назад и его рассматривал через зум фотоаппарата Баглан.



    Деда не стало через десять дней, перед тем как уйти он раздал абсолютно все свое движимое имущество, даже подписку на журналы " вокруг света " и " наука и жизнь" ))), очень обстоятельный был человек, Баглану он завещал свое ружье. Для него это было полной неожиданностью, так как у дедушки были сыновья и старшие внуки, но слово деда закон для всей семьи и уже через пару лет в 18 ть, оформив охот билет, получил его у апашки.

    Годы пролетели быстро, в 35ть стабильный бизнес, надежные друзья, охота и путешествия стали частью его жизни. С годами он понял ценность слов своего деда и стал по настоящему хорошим охотником, научился не только метко стрелять, но и любить и уважать природу. Последние годы он все больше времени уделял горной охоте, как для альпиниста Эверест, так для охотника охота в горах наивысшая планка. Вдвоем с напарником они каждый сезон повышали сложность своих охотничьих туров. Фитнес, вело тренировки, пешие забеги на вершины Тяньшаня рядом с городом, в течении всего года серьезно помогли в подготовке к этому сезону. Физическая подготовка — это все же главное, для этого увлечения, нет конечно важна и экипировка и стрелковые навыки, но все это теряет смысл, если у тебя нет лошадиной выносливости.



    Эта поездка сложилась неожиданно, с дедовского села позвонил один из дядек и в разговоре сказал, что осень в этом году как никогда теплая и снега в горах почти нет, так что можно даже проехать на Джангарык. Это урочище находилось за высоким, почти четыре тысячи метров, перевалом, куда можно было проехать только летом или ранней осенью. У Баглана, что то екнуло внутри, пролетев через годы вспомнились дедовские слова.
    ата ( дедушка), а где живут эти кара теке.
    — высоко в горах, за облаками, балам ( малыш )
    — видел я их только в верховьях Джангарыка, в середине ноября, спускаются они туда свадьбы свои проводить, да только пройти туда в это время нельзя
    — а, ты как дошел
    — бывает, раз в десять лет бесснежная осень, так вот только тогда туда дорога есть.

    Баглан переспросил:
    -Ага ( дядя каз), точно можно проехать? Ничего не путаете?
    — точно, точно — сухие горы .




    Позвонив другу, коротко сказал:
    перевал на Джангарык открыт
    — выйти успеем? Ответил напарник.
    — давай рискнем, давил Баглан.
    — ладно, ладно, давай — только подготовимся хорошенько .

    Он конечно, знал, что друг не откажется и что во многом он такой же путешественник — авантюрист, как и сам Баглан. С ним они были друзьями уже почти двадцать лет, сначала познакомились как бизнес партнеры, а потом оказалось что у них общая страсть к охоте ." Это атавизм переданный нам нашими предками, на уровне инстинкта, с этим ничего не поделаешь — природа " )), часто оправдывался, за чрезмерное увлечение охотой, перед женами напарник. У него на все было научное — рациональное объяснение, "причина — следственная связь " ))). Плюс экспедиционный склад ума, он все рассчитывал, калории, вес, объемы, градусы.
    -Да, где он сейчас, все ли с ним в порядке, снова вернулся к реалиям происходящего Баглан.
    нет, этот не пропадет, да и сколько мы с ним вместе пропахали, это меня скорее надо спасать. Как этот буран все карты спутал ...

    Друзьям доводилось проходить в Джангарык, но это было летом и всего раз. Даже в августе, погода не баловала и в любую минуту мог начаться снег или град, а температура ночью опуститься до — 10 с. Поэтому вещи брали по рейтингу самые теплые. Для этого сезона, это шерстяное термобелье, последние пару лет использовали из шерсти австралийского мериноса, софтшельные охотничьи костюмы для подходов и пуховики для утепления. То же относилось и к другому снаряжению, пуховые спальники, надувные карематы, надежные палатки. За годы увлечения горной охотой парни накопили неплохой опыт и были готовы на все сто. Из поселка вышли на трех лошадях, родственники Баглана посодействовали с лицензиями и дали троюродного братишку, что бы присматривал за лошадьми. К обеду кони в мыле, но группа вышла на перевал.



    Снега действительно не много, солнце яркое как апельсин, небо просторное и безграничное, снежные пики Тянь Шаня подпирают его своими остроконечными вершинами.
    -Красота надо мною, красота подо мною, красота внутри меня! Прочитал про себя Баглан, когда то услышанную буддисткую мантру.



    что с прогнозом, спросил он у напарника
    — завтра, обещают, хорошую погоду, после завтра небольшой снег, а потом пару дней снова солнце.
    — главное, что бы перевал не занесло…
    — а то выходить через Киргизию придется )))
    , с улыбкой продолжал друг.
    да, ладно тебе, накаркаешь, ))) засмеялся Баглан.

    К вечеру друзья начали спускаться с перевала, урочище представляло широкую долину, разделенную полноводной рекой, длиной несколько десятков км с абсолютной высотой 2900-3400 метров, взятую в кольцо со всех сторон голыми, практически безлесыми, горами, лишь немного елей, древовидной арчи и колючих кустов караганы оживляли лаконичные скальные пейзажи. Окружающие долину пики уходили своими шпилями далеко за 4000 метров.



    Тропа виляла змейкой по скальным балконам и местами проходила у многометровых отвесных обрывов, ребята в такие минуты сжимали челюсти до боли в желваках, а несколько раз даже спешивались, что бы провести лошадей через самые опасные участки, а в долине они несколько раз переходили бурные потоки сходящиеся в основном русле могучей реки. Уже в сумерках встали лагерем у небольшого ключа. За ужином обсудили план на завтрашний день. Долина имела не менее десяти отходящих в разные стороны ущелий. Летом, год назад они заходили лишь в два и не имели четкого представления где именно могут держаться тэки во время гона, поэтому решили разделиться на две группы, провести разведку в разных щелях и к вечеру собраться в лагере для выработки плана охоты.



    Далее определившись по погоде, которая по прогнозу должна была на послезавтра испортиться, решить где переждать непогоду и что делать дальше. Затемно позавтракав, охотники разошлись в разные стороны. Баглан один, а напарник с пацаном из поселка.



    Выбранное им ущелье уходило глубокой складкой в горный массив, попробовав пробиться по небольшой речке на дне ущелья и застряв в зарослях колющих кустарников, Баглан развернул мерина на выход из щели. Внимательно изучив в бинокль травянистые склоны, заросшие небольшой арчей он заметил тонкую полоску звериной тропы, которая шла по склону.



    Вскоре коренастый конь, начал его поднимать на господствующую высоту, погода пока подтверждала прогноз погоды, " переменная облачность, с порывами ветра ". Через пару часов Баглан вышел на первую в цепочке высоту. Спешившись, сначала вытащил пуховик из рюкзака и утеплился, пронизывающий ветер начинал доставлять дискомфорт. Удобно привалившись к скале начал сканировать склоны в бинокль.



    На дальнем северном косогоре паслись маралы,
    -высоко поднялись, видно от малого снега, так высоко держатся.



    На другом склоне заметил на камнях группу теков, 6 штук, козы с козлятами, выше еще несколько коз. Перешел посмотреть на другую сторону, еще с десяток коз.
    — таак, козы есть, а козероги где?



    Начал подниматься выше, верхняя часть горы к этому моменту уже была затянута, какой то облачность. Легкая пелина над вершинами при более внимательном рассмотрении оказалась снегом, который сахарной пудрой покрыл как куличи пышки горных хребтов.



    Для гор это было в порядке вещей и Баглан особо не придал это факту значения, над всей долиной как и прежде светило солнце. Мерин, начал храпеть и все больше и больше хитрил, пытаясь при подъеме больше забирать поперек склона, а не вверх.



    В конце концов они уперлись в небольшой скальник и Баглан привязав коня к арче продолжил выход на верх на ногах. В верхней точке было ветрено и холодно, солнца уже не было и по лицу секли мелкие кристаллики льда. Внимательно изучив новые горизонты, Баглан с удовлетворением заметил группу самцов, которая лежала на камнях на границе снега, правда различить трофейные качества животных в усилившемся ветре с мелким снегом возможности не было.



    Укрывшись среди скал охотник стал ждать, ждать на охоте в горах ему приходилось часто, охота в горах не любит суеты. Нужно было высидеть до того момента, когда резкие порывы ветра сдуют клочковатые облака со снежной пылью и можно будет рассмотреть козерогов. Прошло несколько часов и уже нужно было согревать озябшие руки, а погода не налаживалась. Вдруг, как по команде животные поднялись и вытянувшись в цепочку потянулись вниз, прямо на Баглана. Сократив дистанцию до 800 от метров, козлы остановились. Внимательно разглядывая животных охотник заметил, одного козерога с гораздо более темной окраской шкуры, почти черный и рога загибались крутыми дугами далеко за боками.

    Кара теке, беззвучно проговорил охотник, все таки я его нашел!

    Постояв, как будто в нерешительности, козероги как по команде круто развернулись и пошли косогором в темную зону скрученных облаков и снега. Логика диких животных конечно не вписывается в привычные нам стандарты и понять почему они развернулись, Баглан даже не пытался, он просто знал, что здесь в этих горах живут супер козероги, для него и для любого горного охотника самый завидный и сложный трофей -черный козерог. Пора было спускаться, он с удовольствием представлял, как расскажет хорошие новости друзьям по партии.



    Уже на подходе к мерину, он внимательно осмотрелся по сторонам, погода совсем раскисла, ветер уже дул с постоянной силой, но под разными углами, еще пару часов назад над долиной плыли белые облака и светилось солнце, а теперь рваные серые тучи, точно стервятники поднимались по ущелью в верх. Холодный ветер хлестал по лицу мелким льдом, надо было торопиться. Коню тоже передалось беспокойство наездника и пока Баглан его отвязывав, он несколько раз тревожно бил копытом и толкал мордой в бок. Они начали спускаться, на часах пятый час, в шесть будет полностью темно, до лагеря вроде не далеко, но местность не знакомая. Все эти мысли роились в голове как пчелиный рой. В пол горы пошел снег, большими белыми хлопьями.



    Подхваченные порывами ветра снежинки тревожно метались по сторонам, покрывая все по чьему то приказу, белым пухом. Через несколько минут, буквально на глазах, окружающий мир изменился до неузнаваемости. Все пространство вокруг, как по моновению волшебной палочки, стало одинаково бесцветным. Баглан начал терять ориентацию, еще монотонный свет солнца с силой в несколько люкс пробивался сквозь густую завесу облаков и тумана, но вихревые потоки снега дезориентировали и в конце концов смешали небо с землей. Конь очевидно тоже плохо соображал куда идти и все время тыкался по кустам, оступался и шел крайне неуверенно, наезднику пришлось спешиться. Взяв мерина под уздцы они на ощупь спускались с высокой горы.



    Снегопад превратился в настоящий буран, видимость была нулевая, но Баглан понимал, что с горы он должен спуститься во что бы то не стало. Нельзя было рисковать и заставлять переживать всю группу. Из раза в раз он путался с дорогой, срывался со скал удерживаясь только на уздечке своего собрата по беде. Конь временами отказывался идти, ничего не видя под ногами, приходилось его стягивать вниз всем телом, а вскоре окончательно стемнело. Баглан достал из рюкзака свой black diamond, новая модель, очень ему нравилась, но свет от фонаря видимого эффекта не дал. Все поглощающая темнота ночи и летящие с огромной скорости снежинки, вот и все что можно было разглядеть, как в авто, ночью на скорости в снегопад.



    Через какое то время он почувствовал усталость, за весь день только попил холодного чая и съел сникерс и хоть в коржыне лежал хлеб и пара консерв и речи быть не могло, что бы остановиться и перекусить. В голове уже четко сформировалась формула, спустился вниз — остался в живых, весь организм из последних сил был мобилизован на достижение этой цели. Вскоре косогор начал выполаживаться и это несомненно приободрило путников, все быстрее и быстрее они спускались к долине и в конце концов дошли. Под ногами у Баглана тек небольшой ручей, наконец они спустились в ущелье. Упав всем телом на камни он начал жадно пить воду, на спуске он потерял сил больше чем если бы поднимался. Отдышавшись они пошли по ручью вниз, густые кусты преградили дорогу, не там спустились, но возвращаться резона конечно не было. Несколько часов он буквально проламывал себе дорогу по ручью и когда наконец ветви деревьев разошлись, он с ужасом обнаружил 6-8 метровый водопад. Два скальных прижима не давали шанса на возможность обхода этого злополучного места, спуститься по ледяной скале тоже было решительно невозможно. Уже даже кричать не было сил, он безвольно опустился под ноги мерину. Животное, уже привыкшее к яркому свету фонаря, вело себя спокойно и через пару минут тихонько толкнуло обессиленного наездника, потом еще несколько раз. Баглан тяжело вздохнул, сам промахнулся, навигатор оставил в лагере, попер через щель где нет зверовой тропы, а это верный признак, что место не проходное. Надо было возвращаться. Взвалившись на коня он повернул его к месту спуска, занесенное снегом оно все равно читалось по сломаным кустам.



    Перед подъемом он достал маленькие кошки, под каблуки, теперь без них никуда, трава и камни в свежем снегу, скользят как масло. Истекая потом внутри и обмораживая на ветру лицо ему с Рыжим удалось все таки подняться наверх и спустится в долину. Буран достиг апогея, все крутилось вокруг, как центрифуге. Осознав, что они все же спустились с горы, Баглан осветив вьюжные вихри над собой, что громко про кричал. Нет конечно, он не звал на помощь, это был крик победы, над стихией и собственными слабостями, а может для большей уверенности. Взобравшись в седло он упал коню на шею, крепко прижался и отправил его вперед. Дед часто ему говорил, помни балам, лошадь всегда знает куда ей идти, всегда дорогу домой найдет. Это была его единственная надежда в эту минуту, дальше вытянутой руки ничего не было видно. Конь и действительно пошел, прямо в черную бездну бурана.

    Парни сидели в небольшой палатке, они тоже попали в буран, но уже почти у лагеря. Поэтому быстро сориентировавшись укрепили палатку дополнительными растяжками.



    -Везет же этой husky(название фирмы производителя), эта довольно объемная и совсем не экстремальная палатка чешской фирмы уже не первый раз попадала в переделку.
    — то на востоке, то на Балхаше
    — с таким куполом устояла бы, ветер, как будто услышав мысли охотника, резким порывом в очередной раз попытался согнуть дуги купола
    — то то же, усилена палатка парой ходовых палок и паракортом с камнями. Уже спокойнее продолжал рассуждать про себя он.
    — бауырын ( братишка ), что там снег не стихает , спросил парнишку Айдар
    — жок, ага ( нет)
    — так, фонарик в стробо режиме на палатке для ориентации установили, чай накипятили, кушать приготовили , уже про себя продолжал он.
    — дайка его баул, посмотрю что у него с собой.

    Изучение личных вещей Баглана слегка успокоило ребят.
    Пуховика, фонарика, ножа, аптечки, перчаток, очков, газовой плитки с газом и посудой, а главное спальника в вещах не было.
    -Каремат не взял, понятно если что и на потнике из кошмы можно переночевать, продукты я ему сам положил, не много конечно, но на пару приемов пищи хватит. Что заблукал, это уже понятно, главное где то укрытие от ветра найти.

    Айдар еще раз выглянул в темноту пошарив вторым фонарем вокруг, клубы холодного колючего ветра со снегом закрутило в палатку. Он быстро затянул предбанник на молнию, сметая со спальников снег.
    — ложись спать, как можно тверже он сказал коневоду и выключив фонарик погрузился в тяжелые раздумья.

    Сколько прошло времени с того момента как они с Рыжим отправились в буран Багла точно не знал и не хотел знать, цепенея от холода на шквальном ветру, он обвился вокруг, теперь уже такого дорогого существа, теплая шея коня, давала не только тепло, но и заряжала надеждой. Он с ужасом думал о том, что мог остаться в этом буране один, вот где человек проявится на все сто, это не в теплом кабинете контру гонять. Думал и о доме, о всегда теплой Алмате, уютной родительской квартире в старом очень интеллигентном центре, свой лофт он конечно тоже любил, но гнезда в общем пока не свил и той единственной не встретил. Мысли эти его успокаивали и только когда под копытами он услышал шум воды, понял что они переходят довольно большую реку. Рядом с их лагерем была такая, и он начал отчаянно всматриваться в темноту. Через какое то время ему опять пришлось прижаться к теплой шее своего спутника, так ничего и не увидев.Конь уже шел совсем чуть-чуть и Баглану вот вот казалось, что он остановиться, в такие минуты он понукал уставшее животное и Рыжий на небольшое время ускорил свой шаг. В какое то мгновение он в такт хода мерина закемарил, очнулся он от резкого рывка, конь тяжело дышал сопел и почти бежал.



    — тррр, тррр, потянул вожжи на себя Баглан, что то напугало животное, откопав в сугробе на голове фонарик он включил свет, оглянулся по сторонам, ветра или снега вроде стало меньше, видимость чуть улучшалась, слева в темноте что то блеснуло, радостная волна прошла по истощенному организму, развернул мерина в эту сторону, но пройдя сотню метров наткнулся на свежую цепочку крупных следов. Волки, эта мысль льдом растеклась по загривку, конь опять тяжело задышал. Сдвинув рем на бок он взвел оружие,
    — эгэгэйэ, громко закричал в ночь,
    — эгэгэй, еще раз повторил Баглан, это немного успокоило его, в конце концов он при оружии, а волкам храбрости хватает нападать на человека только в самый голодный год.
    Оглядевшись снова по сторонам ему вдруг показалось, с права в распадке, стоит какое то строение.
    -не может быть, откуда в этой глуши, скала наверно
    Но направил коня в ту сторону, подъехав поближе различил не высокую избушку с плоской крышей.
    — домик яководов, промелькнуло в голове, как то дядька рассказывал, что в верховьях Джангарыка в восьмидесятых кыргызы разводили яков.

    Спешившись, снял коржын с Рыжего заглянул во внутрь. Дверь в предбаннике болталась на ветру скрипя старыми уключинами, но в домик была закрыта на ржавый крючок. Поежившись, он открыл дверь, свет наголовника сразу осветил крохотное помещение, комната была приблизительно 3х3 метра, 2/3 трети помещения занимал сколоченный из грубых досок топчан, на нем в углу лежало немного сухой травы, единственное окошко было застеклено на половину, вторую часть закрывал кусок фанеры. В целом условия вполне комфортные, жаль печи и дров не было.
    — ну вот мы и дома, вслух сказал Баглан.
    Коня с учетом близости волков решил не треножить и седло на ночь не снимать, поэтому только вышел ослабить подпругу и набрать снега для чая. Пока топился снег, устроил себе джитак, разложив равномерно сено и хорошенько взбив пуховый спальник. Последний был прекрасным образцом достижений современных технологий, представлял из себя последнюю новинку от американской компании Мармот, из пуха 800 фил с внешней материей из мембранной ткани. Напившись чаю с конфетой, в остаток воды вывалил банку тушенки и добавил лапшу для кеспе, заправив луковицей, получилось вполне питательно и зажигательно. Тепло вернуло нормальный строй мыслям и прибавило уверенности.
    — так, начал он рассуждать, крыша над головой есть, это раз
    -еда и горячий чай, тоже, это два
    — буран судя по всему идет у завершению, это три
    — Рыжий, как притащили меня сюда, так утром и утащит .

    Теперь уже все стало совсем хорошо, скинув верхнюю одежду и ботинки Баглан залез в спальный мешок и вскоре провалился в беспокойный, но такой необходимый сон. Проснулся с рассветом, с чувством жажды, пошарил под спальником, там лежала бутылка с остатками чая, выглянув в окошко, он замер как парализованный, за хрупким обвитым паутиной кусочком стекла на Баглана смотрела величественная картина гор Тянь Шаня, облитых краской раннего восхода,



    в восторге он выхватил камеру из куртки и начал фотографировать прямо через стекло, а потом сообразив, что оно не очень чистое натянув одежду выскочил на улицу. Вид был на столько великолепен, что путешественник не сразу заметил, что чего то не хватает в утреннем сюжете, а точнее кого то.
    — Рыжий ?!, огляделся по сторонам, забежал за домик,
    — нет, коня… Ну как же так, следы? — никаких, все заметено ночным бураном.
    Он забежал в домик и выскочил с биноклем, залез по бревнам на крышу осмотрел все с верху.
    — ничего. ..
    Место где стояла избушка, не широкое ущелье у южного склона, рядом судя по невысокому кустарнику родник или ручей.



    — серые, что ли его спугнули или решил сам домой добираться, но в любом случае надо вниз по течении реки путь держать .
    Позавтракав чаем с лепешкой и парой карамелек Баглан, вышел вниз по реке. Снега ночью выпало см 20-25, ветром его почти весь снесло в низины и по ущелью идти было совсем не сложно, через пару км наткнулся на недавний переход группы волков, следы были утренние, но конских копыт видно не было.



    Еще через пол часа дошел до реки, которую ночью очевидно переходили в брод, она была метров 10 -15 шириной и довольно глубоководной и полноводной, мысли о том что бы перейти в брод пришлось оставить. Таким образом, от цивилизации он оказался отрезанный двумя соединяющимися реками и горным массивом под 5000 метров. Хорошенько поразмыслив Баглан решил, вернуться в избушку и оставив там часть вещей налегке подняться вверх по течению, ведь мог Рыжий и туда убежать, или по крайней мере, может там есть переход через реку.



    Но прежде вывалил все из коржына и рюкзака, что бы оценить уровень своих запасов. Итак продуктов: банка тушенки небольшая одна, лепешка маленькая одна, луковица одна, конфеты карамель 3, чай липтон коробка, сайра в масле одна, колбаса сервелат 3 кусочка, пол литра айсти.Газ зимний genesis 2 баллона, плитка корейская terra 1 шт, набор посуды малый 1 шт, химические грелки две, патроны hornady 7шт, нож гербер 1 шт, аптечка малая 1 шт, зажигалки 2 шт, карабин ремингтон 700, спальник, лейка, кошки, камера, фонарик black diamond, с комплектом запасных батарей, рюкзак eberlestock, очки rei ban солнцезащитные, крем солнцезащитный. Из одежды еще обрезиненные строительные перчатки с начесом, маскхалат, белая шапка для маскхалата, надувная подушка для сиденья.

    • +17

    Комментарии (7)

    avatar

    10 ноября 2014, 13:00
    +1.16 Enter — Сибирь
    Дорогое удовольствие у Баглана. Но увлечение видимо того стоит.
    Сам собираюсь гладкоствол скоро брать, как ступень к нарезному. Смотрел ради интереса — простяцкий карабин калибра .338LM около 500 тыс. руб. стоит, к .300 дешевле.
    • v
    • 0
    avatar

    10 ноября 2014, 17:14
    pipec krasivo i interesno.spasibo za 4udesni raskaz
    • v
    • 0
    avatar

    10 ноября 2014, 18:00
    +48.47 MRZYKAU — Майкоп
    Здравствуйте. Давненько Вас не было. Не перестаю восхищаться великолепными фотографиями, до точки съёмки которых сто потов сойдёт и захватывающей прозой.
    Как будто глотнул морозный воздух своих гор. Много общего с Кавказом.




    Может тоже публикацию сотворить?
    • v
    • +2
    avatar

    10 ноября 2014, 18:34
    +246.53 Mishanya — Нижневартовск
    Делай.
    avatar

    11 ноября 2014, 09:30
    +37.26 Aly — алматы
    ))Ждем
    avatar

    11 ноября 2014, 14:16
    +13.50 SevernyO — Нижневартовск
    А чьи фото? Суперские, особенно штук пять после орла которые
    • v
    • 0
    avatar

    12 ноября 2014, 12:41
    +37.26 Aly — алматы
    эти пять высокохудожественные )), моего товарища, альпиниста, экстремала и фотографа Виталика, остальные мои.
    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.