Школа выживания: Учения добровольных спасателей Экстремум-2013. Часть первая.

  • Автор: Nord
  • Опубликовано: 07 июня 2013, 22:22
  • 1-2 июня сего года недалеко от Кингисеппа проходили очередные учения добровольных спасателей Экстремум-2013. Я принимал в них участие в составе, пожалуй, лучшей команды МЧС-16, и собираюсь попробовать рассказать о том, как это было. Сразу хочу сказать, что будучи участником, а не сторонним наблюдателем, я не мог охватить картину в целом и описывать происходящее буду со своей субъективной точки зрения. Вполне естественно, что видел я лишь то, что происходило непосредственно около меня.
    Участвуем мы в подобных учениях уже второй раз. О том, как это было в прошлом году можно прочитать здесь. По сравнению с прошлым годом многие из членов команды далеко шагнули вперёд в медицинской подготовке и поисковых работах, зато высотная подготовка многими была практически забыта. В целом же мы считали, что команда вполне готова к участию, что и подтвердилось весьма достойными результатами.
    Учения проходили по следующей схеме. По рации команды получали координаты этапов и короткую вводную, после чего отправлялись на этап и приступали к работе. Контрольное время на этапах было ограничено и практически всегда начиналось с момента получения координат. То есть время прибытия на этап шло в зачёт. Координаты могли быть получены в любой момент, но так получилось, что в подавляющем большинстве случаев мы получали их сразу после подачи рапорта о завершении работы на предыдущем этапе. Вследствие чего мы на протяжении всех учений практически ни разу не имели возможности вернуться в базовый лагерь. К середине гонки у группы закончился запас питьевой воды. Позже остро стал ощущаться дефицит перевязочных материалов, медицинских перчаток, батареек и прочих расходников. Это сильно усложняло нам жизнь и делало условия участия ещё более приближёнными к реальности. По прибытии на этап команда получала подробную вводную и приступала к решению поставленной задачи. В ходе её выполнения команда набирала бонусные и штрафные баллы из количества которых складывался результат работы. То есть учения можно расценивать и как соревнования. Методы решения задач никак не регламентировались и оставались на усмотрении команд. Судьи вмешивались в процесс только в случае реальной опасности для участников или пострадавших (статистов) или при явной несостоятельности команды в решении задачи. После завершения работы на каждом этапе проходил «разбор полётов», в ходе которого участникам указывалось на ошибки, способы их избежать, а также разъяснялись максимально эффективные методы работы на этапе. Учения длились чуть более суток в режиме нон-стоп, без возможности отдыха. На этом затянувшееся предисловие заканчивается и начинается собственно отчёт.

    Этап 1. ПСР.
    После построения и открытия учений мы отправились в базовый лагерь, где стали ждать координат первого этапа. Вызов не заставил себя долго ждать и, по вводной стало ясно, что мы едем на ПСР (поисково-спасательные работы). То есть нам предстояло найти потерявшегося в лесу человека. Погрузившись в командный транспорт, которым в этом году унас была буханка, мы поехали на старт. Надо сказать, что буханка – машина, хоть и проходимая, но для перевозки людей предназначена слабо. На отдельных выбоинах мы чувствовали себя, как шарики в барабане телевизионной лотереи. Спасали только набитые к потолку поручни. По прибытии наш капитан, являющийся опытным РПСР (руководитель ПСР), достал опросный лист и приступил к опросу заявителя. В результате грамотного опроса выяснилось, что здоровый пожилой мужчина ушёл в лес искать потерявшуюся козу и теперь потерялся сам. Мы узнали, как давно ушёл мужчина, его физическое и психологическое состояние, узнали во что он был одет и что имел с собой, насколько хорошо он знает местность и как может повести себя в сложившийся ситуации. Связавшись с потерявшимся по телефону мы выяснили, как долго и по какому рельефу он шёл, что видел по дороге, а также тот факт, что с ним был внук девяти лет, который обиделся на что-то, убежал в лес и не вернулся. Таким образом потерявшихся стало двое. В реальной ситуации мы бы вызвали подкрепление, но сейчас решать задачу предстояло собственными силами. На поиски нам давалось шесть часов. Проанализировав полученную информацию и сопоставив её с картой местности и спутниковыми снимками, мы очертили район поиска.
    Мы разделились на три группы. Я пошёл в составе той, что кратчайшим путём шла к наиболее вероятному месту пребывания потерявшихся. Две другие обходили район с двух сторон. Поскольку мы знали, что потерявшийся здоров и способен кричать, поиск вёлся «на отклик», то есть мы периодически прокрикивали лес по пути нашего следования и внимательно слушали отклик. Надо отдать должное организаторам, район поиска был весьма негуманным. Мы прыгали по кочкам на болотах, пробирались через ивняк и хвойный подлесок, кормили комаров и получали прочие удовольствия. То есть это был не парковый лес с редкими высокими соснами, а настоящая труднопроходимая тайга. Именно в таких местах наиболее часто проходят реальные ПСР и именно в таком лесу можно несколько суток плутать по территории в один квадратный километр. Достаточно сказать, что одна из наших групп в прямом смысле завязла в болоте и двигалась со скоростью триста метров в час. Через несколько часов такого перемещения мы услышали отклик потерявшегося и нашли его именно там, где и предполагали. Собственно говоря, не обязательно было разделяться, но раз уж была такая возможность, то глупо было бы идти всем вместе. Ведь стопроцентной уверенности в данном случае быть не может и потерявшийся мог быть где угодно. В тупике заросшей дороги у небольшого костра сидел потерявшийся (он же судья), который рассказал, что его внук убежал в лес и теперь, видимо боясь быть наказанным, не выходит оттуда. Поиск «на отклик» в таких условиях результата бы не дал и, уточнив направление поиска и цвет одежды мальчика, мы принялись прочёсывать лес. Видимость в лесу не превышала десяти метров, а учитывая, что прочёсывали мы участок в тысячу квадратных метров, задача была не из лёгких. Тем не менее, со второго захода мальчик, который оказался манекеном, был найден. Вернувшись к судейскому костру с докладом о завершении поиска, мы получили сообщение о том, что одного из членов команды за время поиска укусила змея и ему требуется эвакуация на носилках. За то время, что рубились и вязались носилки, к нам вышла вторая группа. Стало веселее, так как нести пострадавшего по труднопроходимому лесу вдвоём удовольствие ниже среднего. Мы успели пронести носилки примерно пятьсот метров. После чего с нами связался судья и сообщил, что задание выполнено и дальнейшая эвакуация отменяется. Можно было разбирать носилки и возвращаться к машине. Вернувшись к машине и дождавшись третью группу, которая всё-таки вырвалась из болота, команда вернулась в базовый лагерь. Первый и самый продолжительный этап был завершён примерно за пять часов.

    Этап 2. Башня.
    После возвращения в лагерь мы успели выпить чая, после чего получили координаты следующего этапа. Это было единственное возвращение в базовый лагерь за всё время учений. Тогда мы об этом не знали. Этап представлял собой башню высотой около пятнадцати метров. Внутри были полусгнившие деревянные балки и приличная металлическая лестница наверх. По легенде, в башне работал промышленный альпинист, но некоторое время назад он затих, не спускается и на обращения к нему не отвечает. Снизу альпиниста видно не было из-за деревянных перекрытий внутри башни. Мы быстро достали верёвки и снаряжение. Я надел обвязку и убедившись в готовности страховки, стал подниматься по лестнице для того, чтобы посмотреть, что там произошло и составить план действий. Сразу же мы поймали первые штрафные баллы за работу на высотном объекте без защитных очков. Поднимался я лицом к стене и первым, кого увидел, был судья. Приняв его за пострадавшего, я поинтересовался, могу ли я ему помочь. Озадаченный судья улыбнулся и объяснил, что судьям помощь обычно не требуется. Потом я поискал пострадальца снаружи трубы, а уж после обернулся и нашёл клиента у себя за спиной . Пострадавшим был промышленный альпинист без сознания, но и без видимых повреждений. Задача спуска на первый взгляд была довольно простой и, запросив по рации у команды необходимое количество снаряжения и верёвок, я начал провешивать основные и страховочные линии для себя и пострадавшего.
    Неожиданно хитрый, но всегда правый судья, движением ноги скинул на меня кучу каких-то щепок и прочего мусора. После чего сказал, что я не проверил опасные конструкции у себя над головой, в результате чего у меня сломана левая рука, а у пострадавшего ключица. Честно говоря, я сильно растерялся и думал, что работа на этапе на этом для нас заканчивается. Я, отвечающий в команде за высотные работы, можно сказать с треском провалил свой профильный этап. Мне казалось, что имея одного здорового высотника и двух пострадавших, наша команда будет не в состоянии выполнить задачу и самое разумное, что мы можем сделать, это собраться и, не теряя времени пойти дальше. Глупо проболтавшись пару минут на верёвке и несколько восстановив ясность ума, я решил, что вполне смогу спуститься, используя только одну руку. Что я не без труда и сделал, уступив своё место Косте, нашему второму высотнику. Сам же я продолжил работы внизу, но в основном в качестве консультанта. Правда, одна рука у меня всё-таки работала, и периодически я помогал ей коллегам тянуть верёвки.
    Костя залез наверх и продолжил начатое мной дело. Была навешана верёвка, по которой мы через блок спускали пострадавшего, верёвка по которой спускался спасатель и общая страховочная линия. В принципе простая задача спуска осложнялась большим количеством деревянных балок и перекрытий с узкими проходами внутри трубы. Поэтому спуск шёл крайне медленно. На полпути у нас кончилось контрольное время и работы были прекращены. За время работы мы схватили ещё пару штрафов за провис страховки и небрежное обращение с пострадавшим, которого волей-неволей приходилось бить о балки и узкие стены.
    Слова судьи на «разборе полётов» о том, что в целом мы всё делали правильно, и о том, что по большому счёту ещё ни одна команда с этапом не справилась, настроения нам не подняли. Первое наше высотное задание было не выполнено. Сильно расстроившись, команда собрала верёвки и пошла по уже полученным координатам на следующий этап соревнований.

    Продолжение здесь.
    • +24

    Комментарии (13)

    avatar

    07 июня 2013, 22:52
    +246.53 Mishanya — Нижневартовск
    Где ты время находишь?
    • v
    • 0
    avatar

    07 июня 2013, 23:17
    +388.17 Nord — Питер
    Это вопрос приоритетов. Именно эта деятельность для меня важнее всего. Остальное вторично)
    avatar

    07 июня 2013, 22:54
    Лёша, отлично мы в этом году «прогулялись»
    • v
    • 0
    avatar

    07 июня 2013, 22:57
    +388.17 Nord — Питер
    Не могу представить команды лучше, чем МЧС-16. С любым из нас, мальчишки и девчонки, в разведку и любой другой блудняк.
    avatar

    07 июня 2013, 22:58
    +246.53 Mishanya — Нижневартовск
    Это Вы с ноутом, на третьей фотке?
    avatar

    07 июня 2013, 23:13
    +388.17 Nord — Питер
    Именно. Была организована точка доступа Вай-Фай и доступ в сеть. Мы скачали спутниковые снимки и карты. Также получили дополнительную текстовую инфу о районе.
    avatar

    08 июня 2013, 00:37
    С ноутом наш бессменный капитан, которого мне пришлось заменить чуть позже половины этапов. Он не давал нам скучать и расслабляться, давая перерыв на 5 минут и начиная уже через 2 минуты заставлять всех собираться
    Лёша, команда у нас действительно сильная и классная  И новые люди ее совершенно не ухудшили, а наоборот — еще усилили
    avatar

    08 июня 2013, 01:01
    +388.17 Nord — Питер
    Догнал)) Это не я, это наш капитан. Саша.
    avatar

    07 июня 2013, 23:15
    +144.73 Rambo — Всем Пока.
    Приняв его за пострадавшего, я поинтересовался, могу ли я ему помочь. Озадаченный судья улыбнулся и объяснил, что судьям помощь обычно не требуется
    а судья мог сказать- мороженного мне! (и тут в ход пошел бы сухой лед из аптечки )

    ПыСы интересно! Спасибо!
    • v
    • 0
    avatar

    07 июня 2013, 23:19
    +189.01 Sunman — Калужская область
    Ооочень жаль, что не получилось быть участником «Экстремума» в этом году, пришлось быть в другом месте, за 1,5 тыс. км от Питера…
    Алексей, в этот раз в другом же месте соревнования были?
    • v
    • 0
    avatar

    07 июня 2013, 23:37
    +388.17 Nord — Питер
    Именно. Был совершенно дикий полигон, на котором ещё никого не было. Рассажу об этом в заключительной части отчёта)
    avatar

    07 июня 2013, 23:58
    +144.32 Goldem — Московская область
    Леш, как всегда честно и самокритично! С удовольствием почитаем продолжение!
    • v
    • 0
    avatar

    08 июня 2013, 00:09
    +45.35 maxkov71 — Камчатский край
    Отличное дело делаете. Виртуальных + кучу. Работая на серьезном предприятии и видя тот бардак, что у нас, просто ужасаюсь от того, что на предприятиях и объектах Страны, рангом пониже.
    Недавняя «вводная» в Москве ( в метро ), реально показывает, что каждый из нас может оказаться в ЧС. Несколько дней назад «проскакивал» Москву с сыном и женой, ведь мог оказаться и там. Тренинги по вводным ЧС, нахожу крайне полезными, но не имею взаимопонимания, как от большинства коллег, так и от руководства среднего звена. К «высоким» обращаться — выглядит некрасиво. А ведь надо — НА КОЛ !
    99 % из нас считают это глупыми играми, но в реале, «делают в штаны». За несколько дней до отпуска делал ревизию пож. оборудования, своего взрывоопасного объекта ( мотопомпы, пенообразователи ) — полная ЖОПА. А ведь мы — богатая по меркам Страны организация. Короче тренинги и подобные мероприятия полезны всем, жаль, что многие из нас так не считают, надеясь на Авось.
    Мои значки на Объекте, увидите, бегите подальше, с ТБ, ППБ и ПТЭ, у нас в Государстве бардак. Так что, — «Учиться, учиться и еще раз...»
    • v
    • +2
    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.